Синдром городского ребенка

Что не так с городскими детьми и как помочь детям вернуть себе свое тело

0
1030

Детские площадки — это отдельный мир, куда на подсознательном уровне мне давно не хочется приходить: в одно время мне стало казаться, что это городские резервации для детей — такие загоны, огороженные забором, где мамы вынуждены пасти своих детей.

Однако, раз в квартал, во время ожидания чего-нибудь (очереди в поликлинике, друзей и подружек), мы все-таки оказываемся в этом специальном детском месте.

Последний раз, пока дочь вертелась на веревочной карусели, я наблюдала картину, как мама помогала ребенку забраться на паутинку.

Девочке было на вид лет 12. Полная, неповоротливая. При стройной маме и высоком стройном папе.

— Ставь ногу сюда, правую ногу вот сюда, — советовала мама. — А левую сюда, чуть выше поставь.

Девочка не понимала, как держаться за веревку, чтобы подтянуть себя, не понимала, куда поставить ноги, явно не ощущая, где какие части тебя у нее находятся, как их синхронизировать и управлять ими в пространстве. Как вся эта система — физическое тело — работает.

Синдром городского ребенка

Девочке, примерно двенадцати лет, мама советовала, как поставить ноги, чтобы залезть на первый уровень паутинки для дошкольников.

Я ловлю себя на мысли, что это мой внутренний снобизм,  — откуда мне знать? — может быть, это девочка с особенностями развития?

К сожалению, мой опыт работы в детских центрах, многолетний опыт сидения в  школе и ожидания дочери после занятий, а также работы в различных детских проектах,  показывает, что это не проблема здоровья, это не врожденное, а банально приобретенное. Это результат множества факторов, которые сводятся к одному: дети не чувствуют, не знают, не подозревают, что у них есть тело и банально не умеют с ним обращаться.

Прощай, тело: как это работает

Малыш: 1-3 года

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Малыш делает первые шаги, и у семьи появляются первые заботы: как оградить то ли дом от малыша, то ли малыша от страшных опасностей — лестниц, дверей, шкафов, стиральных машинок?

Прятать потенциально опасные вещи от ребенка (моющие средства и так далее) надо, но ограждать ребенка и мир, разделяя их — не стоит: ребенок должен получить опыт падения (не с крутой лестницы, конечно, и не с двухэтажной кроватки). Но убрав все возвышенности и открывающиеся дверцы, мы забираем у человека телесный опыт взаимодействия с ними.

То же самое происходит на площадке: «Не залезай — упадешь!», «Если упадешь и ударишься — убью!», «Садись в колясочку, ты устал», «Не лезь — испачкаешься», «Не подбирай ничего с земли» — а лучше сиди в коляске, никуда не ходи и ничего не трогай. Не двигайся.

3 – 7 лет

Запретов становится больше. Теперь, в возрасте три года и старше ребенок уже все понимает. Его можно не просто убрать из лужи, его можно наругать, наказать и пользоваться такими словами как «Нельзя».

Синдром городского ребенка: где мое тело?

А «нельзя» довольно много: иногда даже по газону нельзя ходить, с горки сбегать — нельзя (бабушке страшно), на качелях нельзя и на карусели нельзя. Избежать надзора — невозможно, потому что прогулка всегда осуществляется под пристальным присмотром взрослого.

В детском саду все еще печальнее: детей много, и чтобы воспитателю сохранить самообладание — лучше блокировать любые попытки свободного движения (а для детей от 3 лет и старше это и подвижные игры, и изучение пространства такими способами, которые в госсадах просто запрещены — игры в палки, например, валяние и катание в траве и снегу, бегание и прыгание по лужам, изучение состава грязи, валяние в мокрых осенних листьях, лазание по деревьям — здесь можно просто вспомнить наше детство и сравнить с тем, что доступно нашим детям сегодня).

С 5 лет на сцену в роли Заменителя подвижности выходят Планшет, Ранее развитие и, наконец, Подготовка к школе.

Синдром городского ребенка: где мое тело? Надоел бегающий активный ребенок — на тебе планшет/телефон, поиграй.

Хочется каких-то занятий, но так, чтобы безопасно и якобы полезно — идем на развивашки, и трехлетка привыкает действовать только по команде «А теперь, ребята, встали вот так, ручки вот так… А ты куда пошел?! Встань в строй, как тебе не стыдно!» (подслушано на занятиях акробатики для детей 2 лет).

Расписание жизни дошкольника выглядит очень грустно: утром в детском саду проходят занятия с переменами по 5 минут. За это время дети не успевают нормально поиграть, все, на что их хватает — хотя бы просто встать из-за стола. На прогулку до обеда остается крайне мало времени, после обеда — сон, затем дети отправляются на дополнительные занятия и подготовку к школе, и — домой: ужинать и спать.

Школа: 7 лет и старше 

Синдром городского ребенка: где мое тело?

В первых классах детям очень настойчиво внушают, что они не должны двигаться: бегать нельзя (даже на физкультуре! Только по команде и только так, как сказал учитель!), на продленке — делаем уроки, дома — доделываем. Добавляем сюда репетиторов, начиная с 1-ого класса (английский, математика, русский) и на движение не остается времени.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Мы не будем рассматривать в этой статье спортшколу, как альтернативу естественной потребности реализации двигательной активности для гармоничного развития, так как детей, посещающих спортшколы меньшинство, к 4-5-ому классам их остается еще меньше. Это уже отдельная категория детей и родителей, нацеленных на определенные результаты. В этой статье хочется обратить внимание на обычных детей, не занимающихся спортом профессионально. 

Кто виноват

Система образования

Можно обвинить Систему образования: государственные детские сады, в которых на прогулке детям нельзя быть детьми — нельзя валяться, пачкаться, бегать (и такое бывает). Родители и няни не любят забирать грязных детей из детских садов. Даже если покупают специальную одежду для подвижных прогулок, типа Реймы, все равно ругаются: почему ты такой грязный?! Воспитатели и нянечки просто в мыслях не могут допустить, что ребенок придет с прогулки с ног до головы в грязи — это не укладывается в их  мировосприятии.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Школы, в которых дети сидят 4-5-6 уроков ровно, и встают разве что в туалет (и то, если отпустят). Бегать в школе нельзя, на переменах на улицу выходят только при теплой и хорошей погоде (то есть первые две недели сентября и, может быть, пару раз в мае). Физкультура два раза в неделю, на которой дети большую часть времени стоят и смотрят, как их одноклассники сдают бестолковые нормативы. Потому что как только дети начнут бегать — вдруг что случится?! Школе же потом отвечать. Пусть лучше не двигаются.

Агрессивная городская среда

Дети не гуляют одни в городе. Прекрасно, когда есть бабушка, няня или папа с газетой (теперь — гаджетом), которые будут закрывать глаза на нормальное активное детское поведение на улице. К сожалению, это редкость. Чаще взрослые ждут от детей структурированных и понятных игр. Без ссор, без падений, без беготни. Бывают дедушки и папы, играющие с детьми в футбол, но редко.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Дети чаще слышат «По газонам не ходить!», «На деревья не лазить!», «Зачем вы устраиваете тут кучу-малу?!» и так далее. Остается играть в игры на телефоне. Тихо, никому не мешая.

Малоподвижность и транспорт

Если детский сад, школа и кружки не находятся в пешей доступности, то на помощь приходит передвижение на машине и городском транспорте. Это прекрасно заменяет пешие прогулки и добавляет ровного сидения на ягодицах. А чтобы в транспорте не скучать, можно добавить планшет или телефон с мультиками и играми.

Устал — отдохни 

Очень быстрый ритм города выматывает людей. Взрослые устают, дети устают и не могут подпитаться от уставших взрослых. Культура «отдыха» постепенно превращается в проведение времени перед компьютером или телевизором. Считается, что так мы отдыхаем. Опять, прошу прощения за повтор, прекрасно работают планшеты и телефоны. Так родители отдыхают от детей, а дети… просто не мешают.

Гаджеты 

Гаджеты лишь создают видимость отдыха. Проще всего увидеть это по маленьким детям: после 20-30 минут просмотра мультфильма, ребенок, ощущающий связь с телом, начнет бегать по комнате, кувыркаться, валяться, проявлять любую двигательную активность. Невозможно переживать эмоции физически (так как в мультфильме эмоций много, а приходится сидеть) дети вымещают в гиперактивности после.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Постепенно они учатся «сидеть ровно», эмоции уходят в теле, как ток при заземлении, в случае детей — глубоко внутрь, к школьному возрасту все больше надо использовать голову и немного руки (при письме). Остальное тело, его умения и потребности отходят на второй план и постепенно становятся вообще ненужными.

Подвижные первоклашки ко 2-ому классу усваивают, что надо больше сидеть и меньше двигаться, к 4-ому классу можно заметить увеличение полных детей (это связано и с гормональной перестройкой, и с малоподвижностью, и с увеличением количества уроков и школьной нагрузки «на голову», а также увеличением количества репетиторов и сокращением времени для прогулок и хотя бы дополнительных занятий спортом).

Как результат, дети становятся малоподвижны, ленивы, страдает крупная моторика, о развитии которой, почему-то, взрослые думают только в первые годы жизни ребенка, как будто после трех уже и правда поздно.

Что происходит, если нет связи с телом?

Когда человек не ощущает себя в теле, не чувствует его, то жизнь практически проходит мимо. Очень многое, что происходит в психике, остается за кадром, вытесняется. Мы перестаем слышать себя.

При обращении людей к психологом, причем разных школ и направлений, фраза «Почувствуй, где в теле отзывается это чувство», неизбежна. Наше тело постоянно реагирует на окружающий мир, эмоции переживаются не только головой, но и на физическом уровне. Это становится очевидно при занятиях танцами, йогой, любыми телесными практиками — даже при игре на барабанах и занятиями вокалом.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

В нашей системе образования мы привыкли «зубрить», для нас кажется нормальным, что пальчиковые игры — для малышей, а таблица умножения — для взрослых, и учим мы ее «головой». Однако есть много способов запоминания через движения тела, и детям этот способ, на самом-то деле, гораздо ближе.

Ребенок, не чувствующий тела, не понимает, когда он устал. Не чувствуют своих границ, не осознает, где у него руки, а где ноги, не знает точно, где и что у него болит, обитает в вымышленном мире, так как не стоит ногами на земле. В его «карте мозга» просто нет связи между умом и телом (а также чувствами и их причинами), отсюда возникает ощущение разъединения себя и мира, физического тела и физического мира, трудности в общении с другими, трудности в понимании своих желаний, своих способностей и возможностей, понимания себя самого и пребывания в гармонии с самим собой и миром. (То же, кстати, касается и взрослых, поэтому путь по единению со своим телом можно проходить вместе с детьми 🙂

Неуклюжесть, постоянные падения, скованность при движениях, негибкость тела, страх лазить по деревьям и кататься на велосипеде, нежелание играть в подвижные игры, лень, зависимость от гаджетов, лишний вес (в случае, если это не болезнь и если это действительно лишний вес, а не «немодельная внешность»)  — все это признаки того, что у ребенка потеряна связь с телом. Ее можно восстановить, главное, вовремя заметить, что что-то пошло не так.

Что делать

Движение — жизнь 

Больше двигаться, гулять, ходить пешком — в школу, из школы, до кружков, от метро до дома. Ходить в походы, по пересеченной местности, в лесу и парке, придумывать активности, используя велосипеды, самокаты, ролики — все, что под руку попадется.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Да, есть разные типы детей. Есть спокойные дети, наблюдатели. Надо просто найти, что подойдет такому ребенку. Плавание? Прогулка в лесу? Спорт, в котором отсутствует соревнование? Скалолазание? Главное поддержать ребенка, найти то, что ему нравится и спокойно двигаться — но двигаться.

Городские джунгли

Город накладывает свои отпечатки: это, в первую очередь, ограничение в подвижности и невозможность отпустить любимого ребенка на самостоятельные прогулки. Но город и дает много возможностей: скаладромы, скейтпарки, велосипедные дорожки, парки с деревьями — все это существует вокруг нас, все это надо использовать.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Загород

Как только есть возможность сменить городскую среду на более естественную — меняйте. Летом у бабушки в деревне бывает насколько нечем заняться, что дети вынуждены становится ближе к земле — играть с природными материалами, наблюдать за природой, лазить по деревьям и купаться в речке. Это делает их намного ближе к себе.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Подходящая компания

Разные дети играют в разные игры. Некоторые и на улице не расстаются с планшетами. Задача родителя — найти компанию активных детей, познакомить своего ребенка с ними и вопрос подвижных игр в интересной компании будет закрыт.

«А вот и не упадет!» 

Берегитесь сочувствующих бабушек! Мне самой иногда страшно смотреть, как играют дети. Я каждый раз пытаюсь вспомнить себя и почувствовать, что ледяная горка и вот эта толпа детей на ней — это весело, а не травмоопасно.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

«Не бегай — упадешь!» — надо забыть, просто выкинуть из головы. И не подпускать людей, волей-неволей советующих вашим детям падать.

Активная подвижность дома 

С трудом, но активную среду можно создавать и в маленькой квартире. В ход пойдут подручные материалы — можно сделать простой гамак на шведской стенке (и саму шведскую стенку тоже 🙂 Использовать походную пенку, как туннель, предложить прыгать через резиночку, строить домики под столом — это не сравнится с игрой на улице, но лучше что-то, чем ничего.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Огромные арсенал игр придуман для особых детей с особыми сенсорными потребностями. Ваш ребенок может быть и не особый, но почему бы не использовать то, что придумали другие? Так незаметно и у вас будут появляться идеи, как сделать ваши жизнь еще более интересной и подвижной (много примеров описано в книге Уллы Кислинг «Сенсорная интеграция в диалоге. Понять ребенка, распознать проблему, помочь обрести равновесие»).

Помощь специалистов 

Большой город дает возможности поиска специалистов и определения причин частых падений или неуклюжести. Остеопаты, психологи, дефектологи, невропатологи, терапевты по сенсорной интеграции, нейропсихиологи — все эти люди так или иначе занимаются тем, что помогают. Специалистов сейчас много, а хорошие обычно еще и у всех на слуху. Важно найти своего человека — с которым и у вас, и у ребенка будет хороший контакт.

Синдром городского ребенка: где мое тело?

Ответственность родителя 

Бесполезно обвинять систему образования и ждать, что она разовьет  ребенка морально и физически. Наши дети — это 100% наша ответственность. Поэтому и за физическим гармоничным развитием обязаны следить родители.

Неестественная полнота для мальчика или девочки со временем может перерасти в серьезные психологические проблемы. При этом, мы все знаем полных, очень подвижных спортивных людей, довольных собой. Это говорит только о том, что они чувствуют себя (а значит и свое тело) хорошо.

Ответственность родителя — заметить, если ребенок перегружен морально и потерял связь со своим телом, задача родителя — искать такую среду, где ребенок будет развиваться в соответствии со своими потребностями и особенностями возраста (а не СанПиНом и идеями теоретических психологов, которые не видели настоящих детей).

Это наша с вами задача — помогать нашим детям быть в ладу с собой. И, как результат, с нами тоже 🙂

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите клавиши Shift + Enter или нажмите тут, чтобы мы ее исправили. Спасибо!

Комментарии

Ваш комментарий

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ