Новый вид воспитания: микс авторитарности и попустительства

Самое плохое в таком «сбивающем с толку» воспитании то, что ребенок не знает, какова будет реакция и поведение родителей в той или иной ситуации. Ребенок просто не знает, чего ждать.

0
1019
УТРОМ НАКРИЧАТЬ, ВЕЧЕРОМ ПОХВАЛИТЬ

Мы часто слышим, будто в наше время у детей слишком много прав, что детские права разрушают традиционную для нашего общества систему ценностей, что давать права детям означает повышать рост преступности среди малолетних и т.д. Когда я слышу подобные речи, я понимаю, что люди, живущие рядом со мной, не разделяют ясно понятия «права» и «привилегии».

Права, которые есть у детей, базируются на основных детских и человеческих потребностях. Это право на жизнь и право на возможность удовлетворить жизненно важные потребности, право на защиту от опасностей, которые могут поставить под угрозу жизнь, здоровье и развитие, право играть (поскольку игра — это ключевой фактор в интеллектуальном развитии и в развитии в целом), право отдыхать, право получать образование, право на сохранение личного пространства (дети — развивающиеся личности, равно как и взрослые, и у них есть полное право на то, чтобы каждая минута их жизни не выкладывалась в виде фотографий в фейсбуке) и т.д.

Привилегии — это те вещи и поступки, с помощью которых мы удовлетворяем желания (а не потребности) ребенка. Потребность ребенка — есть здоровую разнообразную пищу в оптимальных количествах, а привилегия — по желанию ребенка покупать ему дорогие и вредные сладости в том количестве, в каком этого захочет ребенок. У ребенка есть потребность в игре — в соответствии с его возрастными и индивидуальными особенностями, а покупка набора лего Майнкрафт из новейшей коллекции — это уже привилегия.

В первом случае привилегия очевидно опасна для здоровья ребенка, а в другом — проблематична (потребительство мы довели уже до крайней стадии, а потребность ребенка в игре вполне может быть удовлетворена обычным конструктором). Тем не менее, люди, у которых дети регулярно едят сладости, получают новейшие модели лего/барби/тетрадей с Эльзой или «Звездными войнами» и т.д., нередко говорят, что у современных детей слишком много прав.

На деле же происходит следующее: родители и учителя путают важные права с бесполезными и даже опасными привилегиями. Кроме того, в этом случае преобладает стиль воспитания, который сбивает ребенка с толку: микс авторитарности и попустительства.

Если попытаться понять это лучше, давай представим своего начальника. Часто это человек, который дает понять — открыто или намеками — что ждет согласия с его позицией и безоговорочного подчинения распоряжениям, и не важно, продуманы они или нет. Надо сделать, и точка. Или: «Я думаю, что надо сделать то-то и то-то. А вы что думаете? Хорошо, когда есть разные мнения, но мы все же сделаем вот так. И точка». С другой стороны, ваш начальник (или начальница) время от времени прощает «подворовывание», «привирание», «неработание» — вы знаете, что есть люди, которые порой безнаказанно прогуливают работу, допускают грубые ошибки и работают из рук вон плохо. Начальнику важнее, чтобы эти сотрудники были лояльны и демонстративно послушны, а не то, чтобы соблюдались границы и правила их работы.

Наши начальники не исключение, и мы все на них изрядно похожи. Это особенно заметно, когда речь идет о воспитании детей. На мой взгляд, большинство родителей в нашем обществе хотят, чтобы дети их уважали и «слушались», видели в них авторитет просто потому, что они родители. Они думают, что дети должны воспринимать то, что им говорится, в качестве истины в последней инстанции (даже если нет серьезных аргументов, даже если они не находят времени, чтобы снова и снова излагать свои аргументы, как это в принципе стоит делать с детьми), дети должны вести себя так, как говорят родители (даже если сами придерживаются привычек, которые детям запрещаются и от которых детей предостерегают), дети должны соответствовать образовательным и прочим ожиданиям (даже если родители не являют собой адекватную модель в плане учебы, не интересуются школьными успехами ребенка и сами не стремятся учиться) и т.д.

УТРОМ НАКРИЧАТЬ, ВЕЧЕРОМ ПОХВАЛИТЬ

Ключевая фраза, которую мы все время слышали, когда были маленькие: «Пока ты в моем доме, будешь меня слушать и делать то, что я говорю, потому что я так сказал». Это авторитарный стиль воспитания в чистом виде — авторитет основывается на силе и мощи, а не на соответствующих качествах, благодаря которым ребенок понял бы: вы заслуживаете, чтобы вас выслушали.

Этот традиционный подход к воспитанию в нашем обществе ведет к целому ряду негативных последствий: страх сильных и властных личностей, покорность, обусловленная страхом, опасное для ребенка или окружающих сокрытие правды из страха, а также протест и бунтарство, вплоть до причинения вреда самому себе и другим.

Этот стиль воспитания сегодня получает «надстройку» в виде своей полной противоположности — попустительства и «разрешательства» в воспитании. Нередко именно эти же родители покупают детям вещи, которые явно выходят за рамки их финансовых возможностей или попросту бесполезны как в воспитательном, так и в образовательном плане; разрешают часами сидеть перед компьютером или телевизором, висеть на телефоне. Разрешают гулять в любое время, сквозь пальцы смотрят на прогулы уроков, критикуют весь мир за проблемы, которые есть у ребенка, и так далее.

Самое плохое в таком «сбивающем с толку» воспитании то, что ребенок не знает, какова будет реакция и поведение родителей в той или иной ситуации.

Ребенок не знает, чего ждать. Представьте родителя, который сначала шлепает, оскорбляет и кричит на ребенка, потому что тот что-то сделал или не сделал, а потом обнимает и целует этого же ребенка, отменяет наказание и даже делает ему подарки. Или кричит из-за плохих оценок и говорит ребенку, что тот ленивый, а спустя недолгое время осыпает необоснованной похвалой и нежностью (зачастую из-за вполне обоснованного чувства вины).

УТРОМ НАКРИЧАТЬ, ВЕЧЕРОМ ПОХВАЛИТЬ

В результате этого «маятника», который неизвестно куда качнется в каждый конкретный момент, ребенок приходит к следующим выводам:

  • родители ненадежны и не могут быть опорой и поддержкой, а если уж родители такие, то и весь мир тоже такой — ненадежный, страшный и неустойчивый;
  • родители вообще-то опасны, и лучше скрывать от них факты, которые не украшают ребенка;
  • родителям невозможно угодить — непонятно, чего они от вас ждут;
  • родительская любовь исключает правила поведения, потому что любовь проявляется только тогда, когда прекращается жизнь по правилам;
  • ребенок сам «плохой и неадекватный», потому что не может понять, что значит быть «хорошим и адекватным» для родителей. А дело в том, что и сами родители этого не понимают, а в результате и не могут ясно дать понять, чего ждут от ребенка и тем самым еще больше сбивают его с толка;
  • от родителей (а позднее и от других людей) можно добиться приятных привилегий, которые легкодоступны, но в действительности не так уж много значат для ребенка, потому что не удовлетворяют потребность в любви.

Почему происходит именно так?

В одном вопросе сошлись и модель поведения взрослых, которая переносится из поколения в поколение, и личностные особенности родителей, а изредка — и нарушения умственного здоровья. Родитель, который после дня, проведенного на работе, падает на диван перед телевизором и открывает одну, две, три бутылки алкоголя, чтобы «успокоиться и поднять себе настроение»… Родители, которые сами себе прописывают и бесконтрольно годами принимают успокоительные… Обычно они не могут собрать волю в кулак, чтобы встать с кровати, проконтролировать, что делают дети, или начать осмысленный разговор с ребенком. Нет у таких родителей и ресурсов на последовательное выстраивание своих поступков. Речь идет о депрессивных родителях (или еще чаще — тревожных и депрессивных).

Об уровне алкоголизма и произвольного потребления «успокоительных» лекарств не хочется говорить, но даже самое поверхностное знакомство со статистикой показывает, что злоупотребление алкоголем и антидепрессантами огромное. Есть и множество людей, которые не принимают вышеупомянутое, но не могут помочь сами себе и переходят к открытой агрессии, — и это другая сторона медали.

Что мы можем сделать?

Мы можем перестать ждать, что решится все и сразу (что гора проблем перестанет существовать — у нас будет работа, хорошие отношения с супругом, прекрасный дом, надежная страна и т.д.) или перестать отчаиваться по поводу того, что все и сразу никогда не уладится, а начать решать по чуть-чуть те небольшие проблемы, которые решить возможно.

Можем надеть кислородную маску на себя, чтобы иметь возможность сделать что-то для своих детей. Можем начать лечиться и признаться себе, что у нас есть проблемы. Можем упорно искать помощь для себя. Можем привести в порядок пространство вокруг себя. Можем ввести одно правило в месяц, которое последовательно будем выполнять и в отношении себя, и в отношении ребенка. Можем быть честны с собой: может быть, в чем-то нам не удалось добиться успеха, но есть у нас и достижения, и много хорошего. Может, общество, в котором мы живем, не поддерживает правильные воспитательные принципы, но есть и вещи, которые в наших силах, но которые мы пока не делаем. Я думаю, нам это вполне по силам.

Перевод с сербского Александры Матрусовой

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите клавиши Shift + Enter или нажмите тут, чтобы мы ее исправили. Спасибо!

Комментарии

Ваш комментарий

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ